Новости

Чтец Захария (Владислав) Бегдаш: «Служба в армии дала важный опыт с точки зрения подготовки к священнослужению»

Можно ли в армии подтянуть знания по богослужебному уставу? Через месяц в России начинается осенний призыв. «Служить или не служить?» — этот вопрос стоит перед многими выпускниками вузов без военной кафедры, и студенты ПСТГУ/ПСТБИ здесь не исключение. Мы побеседовали с выпускником Богословского факультета нашего университета, который весной вернулся на гражданку после срочной службы в необычной воинской части, а осенью намерен продолжить обучение в ПСТБИ.

Как получилось, что Вы попали в армию? Ведь у нас уже не первый десяток лет ходит шутка: «Весенний призыв начинается 1 апреля: совпадение? Не думаю!»

Призыв в прошлом году начинался 2 апреля, потому что 1 апреля было воскресенье. Меня призвали в армию — я пошел служить. Конечно, предлагали поискать у себя болячки или покупать военный билет…

У Вас не было желания или возможности сделать это?

Всех врачей я прошел, и категория годности позволяла служить в армии. Были те, кто советовал купить за существенные деньги военный билет. Но нужно понимать, что, во-первых, мы в Москве, и подобные операции связаны с определенными рисками. Часто такие конторы накрываются, и если бы в ходе расследования выяснилось, что я работаю в Синодальном отделе Русской Православной Церкви, то у меня и моей семьи были бы очень большие неприятности. А главное, имея намерение стать священнослужителем, я понимал, что начинать свой путь со лжи, ведь покупка военного билета — это ложь, человеку, готовящемуся к принятию сана, не подобает.

Вы клирик?

Чтец. Хиротесия была совершена в годы обучения в ПСТБИ.

Формально клирик не должен заниматься упражнениями в воинском искусстве…

Я изучил эти моменты перед тем, как идти в армию. Судя по толкованиям соответствующих правил, клириками считаются пресвитеры и диаконы. Я не был ни тем, ни другим, я был чтецом и поэтому не видел преград для службы в армии. Когда я собирал и разбирал автомат, я не собирался направлять его на людей. Я стрелял по мишеням.

Седьмое правило Четвертого Вселенского собора воспрещает вступление в воинскую службу всем клирикам, а не только священнослужителям. При этом Иоанн Зонара толкуя 83-е апостольское правило говорит, что «посвященным лицам» (в тексте правила перечислены епископы, священники и диаконы) запрещено заниматься не только непосредственно боевой подготовкой, но даже военно-административными делами. Современное государственное законодательство России, разработанное в том числе и с участием священноначалия Русской Православной Церкви, освобождает от призыва только священнослужителей. — Примечание редакции

Допустим, что начался крупный военный конфликт и некоего чтеца призывают в ряды Вооруженных сил, отправляют на передовую и приказывают стрелять по врагу. Как ему быть?

В истории Церкви известны такие случаи. Например, когда десятки учеников из духовных школ Тверской губернии во время Отечественной войны 1812 года писали прошение епархиальному архиерею с просьбой зачислить их в добровольческий батальон царевны Екатерины Павловны.

Семинаристы и клирики это не одно и то же. Канонически клирик, проливший кровь, должен быть извержен из клира и не сможет стать священнослужителем уже никогда.

В такой ситуации нужно молиться Богу, чтобы Он всё управил: можно, скажем, всю войну находиться на охране склада, там у тебя будет полностью заряженное и укомплектованное оружие, но при этом сам ты кровь проливать не будешь.

Это если на склад не нападут!

Мы рассматриваем всё слишком гипотетически. В итоге нам придется рассуждать о том, как в церковной жизни применяются принципы икономии и акривии.

В каких войсках Вы служили? Что это за часть и чем Вы там занимались?

Я служил в инженерных войсках в православном хоре ансамбля инженерных войск Вооруженных сил Российской Федерации «За Веру и отечество». Сейчас он квартирует под Красногорском. Существует этот хор с 1993 г. В прошлом году ему исполнилось 25 лет. Наша задача — посредством певческого искусства вести миссионерскую работу в рядах Вооруженных сил, а также представлять инженерные войска на различных межведомственных и международных культурных мероприятиях, показывать, что в нашей Российской армии есть место и православию, и музыкальному искусству, что и тому и другому можно учиться и совершенствоваться во время срочной службы в армии.

У нас же еще с советских времен существует ансамбль песни и пляски Вооруженных сил имени Александрова. В чем отличие ансамбля «За Веру и отечество» от ансамбля имени Александрова?

В ансамбле Александрова нет полкового храма, они не занимаются богослужебным пением и не изучают его. В нашем же ансамбле очень сильная школа богослужебного пения. У нас практически нет хореографии. Ансамбль Александрова значительно крупнее нашего, да и намного старше. Кроме того, помимо срочников и гражданских там служат контрактники, а наш хор состоит из срочников, хотя гражданские, уже отслужившие в нашем ансамбле, приезжают петь, аккомпанировать и даже дирижировать.

Зачем вообще это нужно армии? Исторически военная музыка выросла из необходимости передавать в условиях боя команды, тогда, когда голосом передать их невозможно. Но в современных условиях команды так не передают, просто есть определенные традиции. Тот же ансамбль Александрова важен для создания имиджа не только Российской армии, но и России в целом. Зачем все-таки нужен ваш ансамбль?

Еще от эпохи Византии («Стратегикон» императора Маврикия, книга ΙΙ, глава 19) дошли упоминания о военных певцах, которые исполняли песни, повышающие моральный дух: существовали отдельные кантаторские взвода. С тех пор задача не особенно изменилась: повышать моральный дух боевых соединений. Наш хор очень серьезно занимается просветительской работой — знакомит воинов с православием. После концертов с нашим участием офицеры и солдаты подходят к батюшке, задают вопросы, и по глазам видно, как всё это им интересно. Это наша миссионерская работа в армии.

Как организовалось это подразделение?

Все началось с того, что в одну из частей инженерных войск, расположенную близ Зосимовой пустыни, были призваны несколько воспитанников Московской духовной семинарии. Игумен Варнава (Столбиков), наш художественный руководитель, получил от своего покойного духовника благословение на то, чтобы вести работу в этой воинской части. В итоге это начинание выросло в масштабную организацию — на 25-летии хора, в январе прошлого года, в концерте участвовало около 60 человек, как срочников, так и тех, кто уже отслужил.

Как к вам относятся в военной среде? Нет непонимания или пренебрежения: «Вы делаете вид, что вы военные, хотя на самом деле вы занимаетесь сугубо артистическими делами»?

Бывает и такое. Часто некоторым срочникам, которые одновременно с нами служили в других подразделениях этой части, приходила в голову мысль, что мы раздолбаи и бездельники. Но на своем примере я убедился, что такое отношение очень просто лечится. Мы просто никогда не остаемся в стороне от общих дел нашей части. Срочники других рот видят это, видят, что у нас тоже есть работа, понимают, что мы обычные, нормальные ребята. Мы ходим в наряды, несем дежурства по роте, проходим боевую подготовку. С нами можно и нужно общаться.

Каково соотношение времени, уходящего на выполнение обычных воинских обязанностей, и времени, которое тратится на дела, связанные со спецификой роты?

У военнослужащих Российской Федерации ненормированный рабочий день, но в целом все зависит от конкретных обстоятельств. Понятно, что перед концертами и выступлениями мы больше репетировали. Если же речь шла о каких-то приближающихся авралах на территории самой части, то, конечно, возрастал удельный вес общехозяйственных работ.

Как получилось, что Вы попали в такую специфическую воинскую часть?

Еще в 2012—2013 гг., учась в Свято-Тихоновском университете, я услышал про эту часть. Потом, когда «гром грянул», стал более подробно узнавать, как можно туда попасть. Мне посоветовали обратиться в Синодальный отдел по работе с Вооруженными силами. Кстати, об этой части мне говорили даже в моем военкомате.

Что нужно делать студенту Свято-Тихоновского института, для того чтобы попасть в эту воинскую часть?

Нужно договариваться о встрече с отцом Варнавой и разговаривать с ним. Это можно сделать и в Москве: у нас там часто мероприятия проходят.

Для обычного студента Свято-Тихоновского института это вообще реально?

Реально. Причем любому человеку, а не только студенту ПСТГУ или ПСТБИ. Он очень открыт, ему постоянно звонят, постоянно привозят в часть людей, даже просто знакомых. Неоднократно бывали ситуации, когда к нему подходили и просили разрешения показать приятелю часть, так как он тоже человек призывного возраста и играет на каком-либо музыкальном инструменте.

Часть одна, а желающих может быть много.

Как правило, количество желающих не превышает возможности части. Отсев очень невелик.

Вы не знаете, по каким причинам отсеиваются желающие?

В часть в основном попадают люди с музыкальным образованием или семинаристы. Отсев, как правило, бывает либо из-за того, что человек недостаточно владеет музыкальным инструментом, либо из-за того, что отец Варнава просит призывников-музыкантов поучаствовать в каком-то из наших концертов, помочь нам, а они эти просьбы игнорируют. Проще говоря, оказывается, что человек ненадёжен, на него нельзя положиться.

У Вас, как я понимаю, музыкального образования нет?

Неоконченная музыкальная школа по классу кларнета плюс три года пения в хоре Богословского факультета ПСТГУ. Но наиболее важным был тот факт, что у меня богословское образование и то, что я трудился пономарем. Нам всегда нужны уставщики. В своем призыве эти обязанности исполнял я.

В мои обязанности входил правильный ухода за ризницей, выкладывание праздничных икон и их украшение, поддержание чистоты и порядка в храме. Честно говоря, во время учебы в ПСТГУ и ПСТБИ богослужебный устав не был моей профильной дисциплиной и я плохо его понимал, а теперь всё стало чуть проще и понятней. Так неожиданным образом служба в армии дала определенный и важный опыт с точки зрения подготовки к священнослужению.

Приведите примеры адаптации православного богослужения к специфике храма на территории воинской части.

Например, мне приходилось участвовать в служении ночной литургии не на Рождество и не на Пасху. Это было два или три раза за лето, когда днем нужно было куда-нибудь уезжать, но в связи с важным церковным праздником литургию обязательно нужно было отслужить. Кроме того, определенные особенности были на службах Страстной седмицы, потому что есть воинский распорядок и есть очень длинные службы Страстной субботы и Страстной пятницы: на них пришлось сократить паремии. А вот Великий канон Андрея Критского в начале поста у нас был полностью вычитан, отслужили мы и Мариино стояние, хотя некоторые положенные по уставу псалмы мы опускали.

А как молодая семья пережила отсутствие главы на протяжении года? Это же тяжело и психологически, и финансово…

Мы молились друг за друга, поэтому более или менее благополучно пережили, без существенных затруднений. С финансовой точки зрения женам военнослужащих с детьми полагается какая-никакая выплата, плюс полагалась сумма за то, что у меня зарплата была ниже прожиточного минимума — военнослужащие получают 2 тыс. руб. в месяц, так что семья получала еще и социальную выплату. Поэтому некоторые средства к существованию у семьи имелись, но, конечно, помогали родственники.

Дополнительные выплаты сложно было оформлять?

Единственная сложность, пожалуй, заключалась в том, что они оформлялись после присяги, а у меня так получилось, что присяга была почти через месяц после призыва, и я не помню, необходимо ли было мое личное присутствие при оформлении этих выплат. Кажется, пришлось все-таки приезжать в увольнение и самому оформлять.

Готово ли командование давать увольнение в такой ситуации?

Готово. Всё прошло нормально.

Скажите честно, Вы в преддверии начала воинской службы нервничали?

Конечно!

Как адаптация прошла? Что было самым трудным в этой адаптации?

Пожалуй, то, что нужно быть на ногах с шести утра и до одиннадцати вечера, что у тебя постоянные спевки — ты ведь столько петь не привык, у тебя пропадает голос. Кроме того, нужно выстраивать отношения с новыми людьми, тобою командуют люди, которые младше тебя по возрасту, а ты их не можешь назвать на ты, а только на Вы. Ты вообще в новых условиях, не можешь делать то, что привык делать на гражданке. Не можешь ходить, как тебе вздумается и куда тебе вздумается. То есть сложности уставного характера.

Как быстро прошла адаптация к этим уставным вещам?

Наверное, в течение месяца. Могу точно сказать, что уже после присяги, которая была 7 июля, у меня уже всё было нормально.

Что Вам опыт службы в армии дал в личностном плане, помимо тех технических аспектов, о которых мы уже поговорили?

Более хозяйственный взгляд на вещи: сейчас домой приехал — увидел определенный фронт работ, который нужно осуществить. Приходя домой, ты уже не терпишь беспорядка, сразу же убираешь всё на место, если кто-то что-то не убрал, убираешь сам. Есть намерение и дальше заниматься музыкой, совершенствоваться физически, совершенствоваться в работе со столярными инструментами, которую я начал осваивать в части.

Молодые люди, которые стремятся каким-то образом избежать службы в армии, очень часто говорят о том, что не хотят терять год жизни. Скажите, Вы как человек, который только что закончил воинскую службу, потеряли этот год?

Я бы скорее сказал, что провел этот год с пользой.

Что Вы можете сказать тем читателям, у которых также стоит вопрос, служить ли им срочную службу, или нет?

Я бы посоветовал идти в наш хор, потому что здесь они могут не растерять те навыки, которые получили во время учебы, а наоборот, поднатореть в них, освоить что-то новое и увидеть совершенно иную картину мира даже с пастырской точки зрения, потому что здесь можно увидеть полную галерею мужских лиц и характеров.

Богословский факультет ПСТГУ — это коллектив сравнительно небольшой, и инспектора деканата, и заместитель декана по учебной работе Ирина Владимировна Тарасова чуть ли не всех студентов дневного отделения по имени знают. Можно сказать, что это большая семья. Когда человек идет в армию, он становится винтиком в большой системе, которой во многом наплевать на отдельный винтик. Насколько этот опыт перехода с отношения «братья и сестры» к отношению «система — винтик» тяжелый?

Я бы не сказал, что сейчас у нас в части отношения «система — винтик». Забота со стороны командиров действительно ощущалась, и не только потому, что у нас такой полк, в который регулярно приезжает с проверками командование инженерных войск, а просто потому, что нас объединяет храм и богослужения.

Сейчас Вы вернулись на гражданку, чем Вы намерены заниматься дальше?

Восстановиться на работе, закончить институт.

Вас возьмут обратно на работу?

Возьмут. Меня там ждут.

Я полагаю, что в ПСТБИ Вас ждут ничуть не меньше, чем на работе. Так что мне остается только пожелать успехов в гражданской жизни: надеюсь, что в угодное Господу время мы будем петь вам «Аксиос».

Спасибо, кстати «Аксиос» мне уже пели, когда вручали ефрейторские погоны. Это единственное подразделение Российской армии, где есть такая традиция.

#интервью #Захария Бегдаш #формы церковной жизни

Беседовал: Иван Бакулин
16 сентября 2019
Яндекс.Метрика